Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Мои статьи

Большая перемена

Большая перемена?

Вечерняя школа не всегда похожа на кинофильм

     Почти каждый год в вечернюю школу поступает ученик с фамилией Ганжа. Но жизнь не похожа на фильм... О преподавательнице русского языка и литературы Татьяне ПАРФЕНОВОЙ я впервые узнала во время конкурса «Учитель года-2003» в Новгородской области. В памяти надолго осталось эмоциональное и талантливое конкурсное эссе Парфеновой, ставшей, кстати, в том году второй по итогам соревнования лучших новгородских учителей. Это эссе, посвященное теме педагогического труда, мигом распечатали на почетных страницах местные газеты... Обладая энциклопедическими знаниями в области своего предмета, тонким литературным вкусом, по которому сомневающийся может сверять свои читательские пристрастия, как по камертону, имея огромный творческий потенциал, возможно, стала бы поэтессой, если б не преданность учительскому делу, Татьяна Парфенова трудится 12 лет на одном месте, и место это - вечерняя сменная общеобразовательная школа Великого Новгорода.

     - Татьяна Александровна, при словах «вечерняя школа» у россиян старшего и среднего возраста возникает ассоциация с известным фильмом. Есть ли среди ваших учеников романтики, подобные героям «Большой перемены», и как они изменились за годы, что вы за ними наблюдаете?

     - Вечерняя школа сегодня до смешного похожа на «Большую перемену» и не похожа одновременно. Почти каждый год к нам поступает ученик с «популярной» фамилией Ганжа, у нас любящие и заботливые учителя-мамы, добрые вахтеры, наши огни уютно горят до самой ночи, на этом сходство заканчивается. В первую смену учатся дети, которых система обычной школы попросту отторгла. Легко ли подростку-девятикласснику расстаться со школьными друзьями, пройти унизительную процедуру перевода-отчисления зачастую со словами напутствия: «Вот в вечерке тебе самое и место, там тебя жизни-то научат!» Эти дети особые. Педагог должен стать для такого ученика близким человеком, прежде чем тот позволит себя чему-то учить и захочет что-то взять. Для этого слов недостаточно и личного авторитета тоже, здесь нужно показать альтернативную философию жизни - альтернативную той, которая отвергла и предала этого ребенка.
      Вечерняя смена - это люди, которые ввиду социальных катаклизмов, отсутствия участия государства в жизни человека вынуждены были отказаться в юности от учебы, чтобы прокормиться и выжить. Многие из них добились материального достатка, профессионального мастерства и теперь приходят за аттестатом, чтобы продолжить учебу в вузе. Вечерняя смена готова трудиться и всегда подхватит усилия учителя. Встречаются иногда здесь случайные люди, пришедшие в школу от скуки, за справкой для получения субсидии... Но сама среда вечерней смены способна ненавязчиво воспитать и перестроить. Эта среда воспитывает даже самого педагога: люди, начавшие свой трудовой день в 7-8 утра, занятые до вечера, нагруженные семейными обязанностями, заботой о маленьких детях, усталые, случается, виновато просят прощения за невыполненное домашнее задание.

      Я всех своих учеников называю детьми, и взрослых тоже. С ними складываются близкие отношения, на мой день рождения, например, всегда приходят выпускники - даже когда однажды переехала, нашли где-то мой новый адрес и приехали поздравить... Со взрослыми «детьми» иногда приходится обсуждать проблемы развода, сохранения семьи. «Мальчики», работающие в строительных фирмах, приходят добровольно ремонтировать школу. За прошедшее лето в нашем 12-м классе, где я классный руководитель, появилось четыре машины - «мальчики» заработали и радуются, что теперь можно поехать куда-нибудь всем коллективом.
Когда начинала работать, было трудно. В первые годы в один из самых сложных девятых классов я даже приглашала на беседы батюшку из соседнего храма, и, что удивительно, мальчишки оставались после занятий, разговаривали по-человечески, без ужимок и насмешек. Не могу сказать, что эта моя отчаянная инициатива возымела положительное действие на ребят, по крайней мере на результатах учебы и поведении внешне это никак не сказывалось. Но в жизни ничего случайного не бывает: «Нам не дано предугадать...»
- И у учителя словесности и литературы, пожалуй, больше возможностей, чем у других педагогов, оказать влияние на своих учеников?

     - У нас в вечерней школе учатся люди, которые на стройках работают, заняты весь день. Если бы можно было, они бы не ходили ни на какие предметы, кроме русского языка и математики, нужных для ЕГЭ. Они и приходят с таким настроем. И этот настрой необходимо переламывать. У нас в Законе «Об образовании» написано, что на первом месте стоит воспитание. А на деле авторитет педагога падает, и его еще подрывают, как центральный телеканал, преподнесший нам в Год учителя издевку в виде сериала «Школа». Воспитания не будет, если мы не будем ссылаться на какие-то авторитеты. К чему здесь в любые времена обращались? К произведениям литературы. Я никогда не забуду один из уроков, которые посетила в ходе конкурса «Учитель года». Мужчина, преподаватель литературы, обратил внимание учеников на такой эпизод в «Войне и мире»: уход жителей из Москвы; Наташа Ростова сбрасывает с подвод вещи, которые семья хотела вывезти с собой из города, и освобождает место для раненых солдат. И в это же самое время старшая сестра Наташи, Вера, и ее муж скупают по дешевке мебель из богатых домов, пользуясь всеобщей суматохой. Я смотрела, как реагировали на этот пример школьники. Это было удивительно! Миллион раз повторенные слова «не живи для себя, не крохоборствуй» не возымели бы такого действия. Результат будет, только если человек сам это переживет или переживет вместе с героем книги.

      Параллель с искусством - самая сильная. Я поэтому в свое время не смогла учиться на истфаке, перешла на филологический: историю можно выучить, но я ее НЕ ВИЖУ! А в литературе эмоция на первом месте. Если не будет эмоции - удивления, раздражения, сочувствия - не будет и урока литературы.
У меня для самых первых уроков, когда только знакомлюсь с классом, заготовлена лекция про поэзию XX века, я стараюсь, чтобы она эмоционально прошла. Использую провокационные приемы, тоже выводящие на эмоции. Спрашиваю, например: «Знаете ли вы наших великих писателей?» Отвечают: «Конечно, знаем!» А я расставляю нехрестоматийные, неизвестные им портреты маленького Пушкина, молодого Некрасова, прошу угадать. Гоголя молодого никто не узнает никогда, не узнают тех, кто менее популярен, - Хлебникова, Хармса.
Для этой работы нужно время. Когда я пришла работать в вечернюю школу, у нас было 4 часа литературы в неделю. Сейчас - два урока для учеников первой смены и один - для вечерних заочных классов. Хватит времени либо на то, чтобы кратко анонсировать произведения, либо на то, чтобы выборочно некоторые книги разбирать. Я предлагаю детям самим выбрать произведение, которое им хочется детально прочесть. Для взрослых учеников комментированное чтение учителя в классе - это самое большое удовольствие, лакомство. Я бы не сказала, что они сами дома читают много. Но бывает, что одним произведением вдруг увлекутся все. Помню, я дала классу «Котлован» Андрея Платонова: 16 человек прочли и вернули книгу обратно зачитанной до дыр. Чем-то понравился этим взрослым людям Платонов, оказался близок по манере изложения, такой вот корявой, телеграфной, перекатывающейся... Но если литературу не преподавать, а анонсировать, человек ничего не переживет. Боюсь, что, если введут еще обязательный ЕГЭ по иностранному языку, вечерняя школа останется совсем без уроков литературы...

      - Я знаю, что вы пишете стихи. Читаете их своим ученикам на уроках?

      - Бывает, что читаю в основном, чтобы подбодрить своих поэтов. У меня каждый год есть поэты. Подростки несут свои стихи активнее. Лет пять назад среди них были готы, они писали стихи в подражание Лермонтову, Веневитинову. У взрослых «детей» иначе - они не бегут сразу показывать то, что пришло на ум, полгода-год пройдет, прежде чем доверят учителю прочесть сокровенное. Скоро у нас будет отмечаться юбилей Блока, 130 лет со дня рождения, устроим по традиции поэтический вечер при свечах. Пустим по рядам свечку в плошечке - тот, кому передан огонек, читает стихи. Кто-то будет читать Блока, а кто-то решится прочесть свое...

 


Дневную норму осадков
Разделишь на настроенье -
Возможным числом остатка
Получится стихотворенье.

Отзвук, которому нужен
Шелест дождя и ветер
(Апрель, как всегда, простужен
И ни за что не в ответе...)

Сознание, что погода
(Внутри и снаружи) прямо
Зависит от времени года,
От стука оконной рамы.

О, силуэт пейзажа,
Зажатого в рамки суток,
Знакомого до отвращенья...
Как средство сберечь рассудок
Останется стихосложенье.

Автор: Светлана Потапова  Великий Новгород   Учительская газета

 

 

Категория: Мои статьи | Добавил: vsch2inza (06.03.2012)
Просмотров: 719 | Рейтинг: 5.0/17
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: